?

Log in

entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
Операция «Ы» и другие приключения американского Шурика в России - Глеб Эделев [Горячая линия по правам призывников: 8-922-215-25-12; 8-922-601-05-31]
gleb_edelev
Операция «Ы» и другие приключения американского Шурика в России
Оригинал взят у mcpch в Операция «Ы» и другие приключения американского Шурика в России

Русский язык, как известно, труден для иностранцев. Прежде всего – непредсказуемостью результата в зависимости от произношения и мимики говорящего. К такому выводу пришел уроженец штата Оклахома Денис Х., приехавший в нашу страну с тремя малышами и супругой по туристической визе.


Американцы вообще любят путешествовать, изучать другие языки, и наблюдать, как в других странах изучают их английский. Потому нет ничего экзотического, что наш Денис, которого за схожесть с гайдаевским персонажем в России прозвали Шуриком, оказался в клубе любителей английского языка. Для библиотеки мэра города Екатеринбурга клуб давно и успешно привлекает посетителей, а для Дениса такое общение — новое приключение, способ освоения языка Пушкина и Достоевского. Как говорится, проигравших быть не должно. Правда, Денис не учел, что в русской литературе были и другие классики. Например, баснописец И.А.Крылов.

Денис в холодный декабрьский день зашел в библиотеку общения напиться. И надобно ж беде случиться, что около тех мест голодный рыскал…

(По-видимому, в новом подразделении МВД «горел» план по выдворению иностранцев).

А потом было ровно как в басне «Волк и Ягненок»: и «на до́бычу стремится»; и «делу дать хотя законный вид и толк»; и «как смеешь ты, наглец, нечистым рылом»; и «За дерзость такову я голову с тебя сорву».

Не успел наш герой глазом моргнуть, как оказался в полицейском участке. Язъясняться по-русски он научился, вины за собой никакой не чувствовал, но по законам демократии потребовал переводчика и адвоката, причем за счет государства. Но ему объяснили, что в связи с финансовыми трудностями могут предоставить только переводчика, адвоката придется нанимать самому и за деньги.

На этом отступление от текста басни дедушки Крылова закончилось. Дальше все шло «по плану»: и «как смеешь ты, наглец, нечистым рылом здесь чистое мутить питьё моё»; и «за дерзость такову я голову с тебя сорву»; и «да помнится, что ты еще в запрошлом лете мне здесь же как-то нагрубил»; и «вы все мне зла хотите, и если можете, то мне всегда вредите»…

Переводчик, оказавшийся однокашником полицейского, весело заверял всю эту писанину и на плохом английском советовал Денису со всем этим согласиться. Мол, по законам российской демократии с полицией лучше не спорить, потому что слово демократии в современном русском пишется через букву «Ы»!

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Несмотря на то, что адвокат обжаловал протокол, несколько часов выпекаемый на Дениса, сразу после двухнедельных новогодних праздников его снова вызвали в полицию. Причем, в непривычной даже для русских форме — по телефону. И тут американский Шурик вновь показал незнание великого и могучего. Вместо того, чтобы наслаждаться свободой и ждать повестки, он отправился к тому же ручью… Правда, сообразил взять с собой не только адвоката, но и правозащитника.

Появление незапланированного персонажа вынудило полицейских разучивать другие роли: «Проказница-Мартышка, Осёл, Козёл да косолапый Мишка затеяли сыграть квартет».

Обитатель кабинета с самодельной табличкой «Начальник», испуганный, одетый в штатское долго изучал документы пришедших. Особенно его удивило удостоверение, выданное Общественной палатой Свердловской области. Он даже сфотографировал его, должно быть, для репетиции будущего спектакля.

А потом все пошло в точности, как в басне «Квартет»: «Достали нот, баса, альта, две скрипки и сели на лужок под липки, - пленять своим искусством свет». Начальник в штатском доставал бумаги, звонил по телефону.. «Ударили в смычки, дерут, а толку нет».

Американцу со товарищи предложили пройти в кабинет под другим номером… «Погодите! Как музыке идти? Ведь вы не так сидите».

А другой кабинет словно на беду оказался закрытым… «Мы, верно, уж поладим, коль рядом сядем".

В третьем кабинете действительно собрались все — и полицейские, и обвиняемые. Оказалось, что американцу надо немедленно подписать какую-то бумагу (ее тут же вытащили из принтера!). Там было написано, что по решению начальника… А на вопрос правозащитника «как бы с этим решением ознакомиться?» обитатели кабинета замахали руками, мол, мы сами его в глаза не видели — такая секретность! И тогда юрист предъявил почтовую квитанцию и опись об обжаловании декабрьского постановления, закончив словами: «Чтоб музыкантом быть, так надобно уменье и уши ваших понежней…»

Настала весна: с утренними туманами, полуденными оттепелями, ночными заморозками. А повестки в суд так и не приходило. Американский Шурик решил, что все самое страшное уже позади. В английском языке понятия «справедливость и правосудие» называются одним словом. В любой демократической стране это синонимы!

Но по законам жанра, благие размышления вновь были прерваны, как ни парадоксально — телефонным звонком. Нашего героя приглашали в… УФМС. «День сурка,» — подумал он. И позвонил своим бывшим сопровождавшим, с его точки зрения, экспертам теории и практики русской литературы и юриспруденции.

Но с самого начала что-то снова не заладилось: адвокат сказался занятым, рабочий день был коротким, а оставлять все на понедельник было как-то не по-американски. Второй акт марлезонского балета резко отличался от первого. Начальник, гладко выбритый, облаченный в свежепошитую форму, был вежлив и галантен. Он даже показал в своем телефоне… решение суда, который состоялся месяц назад и признал действия полиции… законными.

«День сурка», — мелькнуло в голове у американца.

«Басня Крылова», — щёлкнуло в душе русского правозащитника. — «Вот только какая, неужто «Волки и овцы»?

Это произведение в школе не изучают. Поэтому фабулу басни мало кто знает: «Овечкам от волков совсем житья не стало, и до того, что, наконец, правительство зверей благие меры взяло вступиться во спасение овец…». А дальше про то, что был учрежден Совет — что-то напоминающее Общественную палату Российской Федерации («большая часть в нем, правда, были Волки»). А потом в басне было про закон, по которому «как скоро Волк у стада забуянит и обижать он овцу станет, то волка тут властна овца, не разбираючи лица, схватить за шиворот и в суд тотчас представить, в соседний лес иль в бор». Ну очень похоже на наш новый кодекс об административном судопроизводстве. Там прямо так и указано, что овцы должны защищаться сами или при помощи волков, имеющих диплом о высшем юридическом образовании.

В нашем случае все так заигрались, что перепутали все роли. Трудно предположить, как проходило заседание Верх-Исетского суда, на которое судья Коблов не пригласил заявителя и не уточнил, в чем же то провинился? Странным выглядит и протокол, который «подмахнули» американцу накануне протестантского рождества в российском полицейском участке. А вот развязка у этой истории вышла, как у великого баснописца: «В законе нечего прибавить, ни убавить. Да только я видал: до этих пор, — хоть говорят, волкам и не спускают,— что будь овца ответчик иль истец, а только волки все-таки овец в леса таскают».

Впрочем, почему развязка? Операция «Ы», устроенная миграционными полицейскими на Среднем Урале продолжается. А значит, будут и другие приключения американского Шурика в России, и не факт, что по волчьему сценарию!

Л. Лукашева,

Президент Уральской ассоциации беженцев,

исполнитель роли правозащитника.


Оригинал: http://pravo-ural.ru/2017/03/04/operaciya-y-i-drugie-priklyucheniya-amerikanskogo-shurika-v-rossii/

Оставить комментарий